СЛАВЯНИН — RaWiki

СЛАВЯНИН

Материал из RaWiki
Перейти к: навигация, поиск

Славящий Всевышнего во всех проявлениях (“слав” – слава, “ян” – положительная, мужская, солнечная, созидательная энергия Всевышнего, “ин” – отрицательная, женская, лунная, разрушительная энергия Всевышнего).

По материалам книги А.В.Трехлебова "СЛАВЯНСКИЙ ИМЕНОСЛОВ"


СЛАВЯНИН – славящий Всевышнего («слав» – слава, «ян» – положительная, мужская, солнечная, созидательная энергия Всевышнего, «ин» – отрицательная, женская, лунная, разрушительная энергия Всевышнего). «Мы славим Бога и никогда Его ни о чём не просим – поэтому мы суть Славяне» .

Наши предки называли себя Славянами не только потому, что были славным родом, но более из-за того, что они, живя в согласии с законами Всевышнего Бога, никогда Его ни о чем не просили, а только славили. Отсюда и «слав-ян-ин», как и «крест-ян-ин»: здесь «ян» – положительная сторона притяжения Всевышнего, т.е. жизнь духовная; «инь» – отрицательная, т.е. жизнь мирская, себялюбивая, от которой следует отталкиваться для того, чтобы познать добро и зло, то есть обрести мудрость Триединства (Инглии). Просить же Всевышнего о чём-либо – это подозревать Его в нерадивости, в том, что Он может что-то не сделать для нашей пользы. В соответствии с этим славянским мировоззрением Иисус Христос учил иудеев в притче о птицах небесных не просить Бога ни о чём мирском, ибо Отец наш небесный наперёд знает все наши нужды. Истинно верующий совершенно доверяет своему Небесному Отцу и посему при любых обстоятельствах говорит: «Да будет воля Твоя, но не моя», ибо Всевышнему виднее, что действительно нужно человеку – именно то Он ему и посылает по своей безмерной любви.

Славяне всегда осознавали, что настоящая Вера не будет тянуть Всевышнего в человеческие дела. В Велесовой книге (1.1; 1.5; 6.1; 1.6) об этом говорится так: «Отцам нашим и матерям – слава! Так как они учили нас чтить богов наших и водили за руку стезёй правой. Так мы шли, и не были нахлебниками, а были Русскими – Славянами, которые богам славу поют, и потому – суть Славяне. ...Ибо мы происходим от Дажьбога и стали славны, славя бо- гов наших, и никогда не просили и не молили их о благе своём. ...И мы, славу поющие богам, так и называемся славными, мы никогда не просили ничего, лишь славу пели. И когда моление творили, омывали телеса наши и рекли славу, а также пили сурью - напиток во славу богов, пять раз в день огонь зажигали в светилищах – жгли Дуб. И также Сноп (Вено) величали и говорили хвалу Ему, ибо мы – Дажьбоговы внуки, и не смели противиться славе своей.

...И так мы пребываем славными, ибо славим богов наших и молимся с телами, омытыми чистой водой». Сокровенный смысл одного из написаний названия Славян «Славени» (Венеды) – «Славящие Всевышнего Бога Любви». Отсюда происходит имя греческой богини любви – «Венера»: ведь «Бог есть Любовь» – «Вена» (отсюда – вера, веда). Как утверждают Ведические писания, таких значений можно выявить около пятидесяти. Одно из них – «Великодушные», ибо «с ла» означает «с душой» (в ламаизме до сих пор «ла» – душа, отсюда же – Лада), «вени» – одухотворение (отсюда – вещий), Любовь; т.е. буквально – «с душой, одухотворённой Любовью».

Содержание

II тысячелетие до нашей эры

Во II тысячелетии до н.э. Славяно-Арийские народы расселились на обширнейших землях – от Балкан (Эллино-Дорийцы), северного Причерноморья (Киммерийцы) и южного Причерноморья (Хетты) до Нижнего Поволжья; от Семиречья (Скифы) и далее – вплоть до Енисея, Северного Китая и Индии (Массагеты, Саки, Арьи). О том, что Скифы владели Китаем, писали христианские отцы церкви Западной Европы, Малой Азии и Индии. Пребывание Скифов в Месопотамии, Палестине и Китае оставило следы удивительной культуры наших предков. Самим же Китайцам был известен народ Юэчжи, являющийся частью народа Сэ: то есть «Саков». Саки жили тогда в Средней Азии и за Тянь-Шанем, в степях Северо-западного Китая, в Джунгарии и западной Монголии. В клинописных табличках из Аль-Амраны и Боказгея, а также в документах из Митаннии (Передняя Азия), относящихся к середине II тысячелетия до н.э., появляются слова славяно-арийского происхождения, что подтверждает приход Славяно-Ариев в Малую Азию и в Митаннию в это время.

Археологи считают, что различные Славяно-Арийские народы в бронзовом веке имели небольшие этнические различия. Области их обитания можно определить по видам захоронений: Киммерийцы – «катакомбная» культура, Скифы – «срубная» культура, а Саки – «андроновская». Согласно данным археологии, сходство памятников, найденных в землях Средней и Центральной Азии, на Алтае и Саянах, в Северном Китае не случайное. Оно обусловлено родством народов населявших эти земли[1]. Современным учёным известно, что Славяно-Арии, будучи очень большой людской общностью, расселились от Европы до Индии примерно в V-IV тысячелетиях до новой эры, принеся в места нового обитания навыки земледелия и скотоводства. Историки, скрывая истинное происхождение этого великого народа, назвали их индоевропейцами, определяя этим названием лишь границы расселения: Индия – Европа. Когда-то все они говорили на одном языке, но, рассредоточившись на таком большом пространстве, сохранили свою языковую общность только в корнях слов. Языков же стало столько, сколько появилось обособившихся родов. Сейчас языковеды насчитывают более сотни индоевропейских языков. В книге Мавро Орбини, или – как написано в самой книге – Мавроурбина «Книга историография початия имене, славы и разширения народа Славянского и их Царей и Владетелей под многими имянами и со многими Царствиями, Королевствами и Провинциями. Собрана из многих книг исторических, чрез Господина Мавроурбина Архимандрита Рагужского», изданной в 1601 году (Переведена с итальянского на русский язык и напечатана по велению и во времена счастливого владения Петра Великого, императора и самодержца Всероссийского и протчая и протчая. В Санкт-Питербургской Типографии, 1722 году, Августа в 20 день)[2] говорится, что славянский «...народ озлоблял оружием своим чуть ли не все народы во Вселенной; разорил Персиду; владел Азиею, и Африкою, бился с Египтянами и с великим Александром; покорил себе Грецию, Македонию, Иллирическую землю; завладел Моравиею, Шленскою землёю, Чешскою, Польскую, и берегами моря Балтийского, прошёл во Италию, где много время воевал против Римлян.

Иногда побеждён бывал, иногда биючися в сражении, великим смертопобитием Римлянам отмщевал; иногда же биючися в сражении, равен был.

Наконец, покорив под себя державство Римское, завладел многими их провинциями, разорил Рим, учиня данникам Цесарей Римских, чего во всём свете иной народ не чинивал. Владел Франциею, Англиею, и установил державство во Ишпании; овладел лучшими провинциями во Европе...

...И от сего всегда славного народа в прошедших временах, произошли сильнейшие народы; то есть Славяне, Вандалы, Бургонтионы (т.е. Бургундцы в современной Франции – прим. авт.), Готы, Остроготы, Руси или Раси, Визиготы, Гепиды, Гетналаны, Уверлы, или Грулы, Авары, Скирры, Гирры, Меландены, Баштарны, Пеуки, Даки, Шведы, Норманны, Тенны или Финны, Укры, или Ункраны, Маркоманны, Квады, Фраки, Аллери были близ Венедов, или Генетов, которые заселили берег моря Балтийского, и разделились на многие началы; то есть Помераняны. Увилцы, Ругяны, Уварнавы, Оботриты, Полабы, Увагиры, Лингоны, Толенцы, Редаты, или Реадуты, Цирципанны, Кизины, Друлы, или Длуелды, Левбузы, Увилины, Стореданы и Брицаны, со многими иными которые все были самый народ славянский».

Первые века от Р.Х. Склавине и царь Маха

Жителей великой Русской равнины в первые века от Р.Х. древнеримские и греческие летописцы называли: северо-западные племена – Склавинами (Славянами), а юго-восточные – Антами. При этом Прокопий Кесарийский сообщает, что Склавины и Анты говорят на одном и том же языке. Это же подтверждает Иордан (VI в.), отмечая, что они – «великий народ», состоящий из «безчисленных племён».

Летописец IX века Араб Ибн Якуб говорит, что «некогда существовало единое Славянское государство, которое затем распалось». В другом месте он сообщает, что царём этого единого Славянского государства был Мах.

«Они... состоят из... многочисленных, разнообразных племён. И собрал их в былое время некоторый царь, титул которого – Маха (великий), и был он родом одного из племён, которое называлось «Вийнбаба» (Венды – Вененды)... потом же разделилась их речь и прекратился их порядок, и народы их стал(отдельными), и воцарился в каждом их народе царь»[3].

Подобные сведения можно найти и у Прокопия Кесарийского. Это позволяет утверждать, что разделение Славян-Руссов произошло до VI в. н.э., так как книга Прокопия «Война с Готами» относится к VI веку. Тем не менее, мы видим, что в современной истории о едином Славяно-Арийском государстве в докиевские времена нет даже упоминания имени царя Маха. Ещё бы! Ведь это противоречило бы правительственной «норманской теории» Шлецера и Миллера, которые считали достойным лишь всяческое восхваление Немцев. Ибо признав то, что Руссы уже в доисторическое время – когда о Немцах ещё не было и речи – объединяли все славянские народы, входившие в единое государство, пришлось бы признать, что и сегодня за ними сохранилось это право. Поэтому-то до сих пор живо официальное утверждение, что в те времена Славяне обитали в лесах, как звери и птицы.

Вопреки этим утверждениям, множество учёных России, о которых недруги всячески стараются умалчивать, такие как М.В. Ломоносов, А.Д. Чертков, Е.И. Классен, А.Ф. Вельтман, М.А. Максимович, Ю.И. Венелин, Ю.П. Миролюбов, Ф.Л. Морошкин, С.П. Микуцкий, О.М. Бодянский, В.Е. Вилинбахов, А.П. Жуковская, Е.П. Савельев, Н.И. Надеждин, И.П. Боричевский, П.А. Лукашевич и многие другие, опираясь на письменные свидетельства и данные археологических находок, провели серьёзное исследование происхождения Славяно-Арийских народов. Они доказали, что народы, которые греческие, римские и западные учёные окрестили Скифами, Сарматами, Венетами, Этрусками, Пеласгами, Лелегами, Антами, Гетами, Вендами, Ругами, Рутенами, Русинами, Склавинами, Ставанами, Роксоланами и многими иными прозвищами – все без исключения были Славяно-Ариями.

Следы Славян во всеобщей истории

М.В. Ломоносов в «Древней Российской истории от начала российского народа до кончины великого князя Ярослава Мудрого или до 1054 года» пишет: «Множество различных земель славенского племени есть не ложное доказательство величества и древности. Одна Россия, главнейшее оного поколения, довольна к сравнению с каждым иным Европейским народом. Но представив с нею Польшу, Богемию, Вендов, Моравию, сверх сих Болгарию, Сербию, Далмацию, Македонию и другие около Дуная Славянами обитаемые земли, потом к южным берегам Варяжского моря склоняющиеся области, то есть Курляндцев, Жмудь, Литву, остатки старых Пруссов и мекленбургских Вендов, которые все славянского племени, хотя много отмет в языках имеют; наконец распростёршиеся далече на Восток славено-российским народом покорённые царства и владетельства, рассуждая, не токмо по большей половине Европы, но и по знатной части Азии распространённых Славян видим. Такое множество и могущество славенского народа, уже во дни первых князей российских известно из Нестора и из других наших и иностранных писателей»[4].

И снова обратимся к труду Е.И. Классена. Он пишет: «Чтобы найти несомненные следы Славян во всеобщей истории, надлежит выкинуть из неё все изуродованные прозвища народов и употребить вместо них одно всем им общее племенное название... Ясно, что Греки и Римляне желали, чтобы Славяне покорились им безусловно, жертвовали им не только своим достоянием, но и свободою действий, даже самою жизнью, и потому вооружали против них иноземцев, единомышленников своих, и сопротивлявшихся этому называли варварами. Это даёт повод не верить на слово ни греческим, ни римским историкам со времени духа преобладания этих двух народов, а потому все сказания, составленные ими о Славянах, должно соображать с обстоятельствами притеснителей и притеснённых и, согласно разумной критике, очищать их от клеветы, желчи, насмешки. Исполнив совестливо это дело, мы получим верный взгляд на историю Славян...»[5].

А вот что пишет Екатерина II в «Записках касательно русской истории»: «Славяне на востоке, западе и севере обладали толикими областями, что в Европе едва ли осталась землица, до которой они не касались»[6].

Знаменитый древнегреческий писатель и путешественник Геродот в середине V в. до н.э. посещал Истр (Дунай), Порату (Прут), Гипанис (Южный Буг), Тиру (Днестр), Борисфен (Днепр); останавливался в Счастливой Оливии, которая была построена в VII веке до н.э. милетскими выходцами на берегу Бугского залива, а также в других городах Черноморского побережья. В своей «Истории» он рассказал о Скифах-пахарях на Буге и Днестре и о Скифах-земледельцах на Днепре. Учёные, которые добросовестно исследовали этот вопрос, утверждают, что и здесь речь идёт о Славянах.

Геродот описывает многие племена и народы Причерноморья, прямо указывая на родство культур Эллинов и Славян-Будинов, живших в верховьях Дона. «Будины, – говорит он, – большое многочисленное племя; у всех их светлоголубые глаза и светлые волосы. В их земле находится деревянный город под названием Гелон. Каждая сторона городской стены в 30 стадий (1 стадия равна 125 шагам). Городская стена высокая и вся деревянная. Из дерева построены также дома и светилища. Ибо там есть светилища эллинских богов со статуями, алтарями и храмовыми зданиями из дерева, сходные с эллинскими... После изгнания из торговых поселений они осели среди Будинов». Небезинтересны и сведения, даваемые Геродотом о нравах и обычаях другого славянского племени – Невров. «Эти люди, – сообщает он в своём сочинении, – по-видимому, колдуны. Скифы и живущие среди них Эллины, по крайней мере, утверждают, что каждый Невр ежегодно на несколько дней обращается в волка, а затем снова принимает человеческий облик».

Шафарик Павел Йозеф (1795-1861), автор «Славянских древностей», а вслед за ним и многие другие учёные также считают геродотовых Невров Славянами. Соотечественник Шафарика, чешский археолог Нидерле Любор (1865-1944) писал по этому поводу: «Весьма правдоподобно, что Невры Геродота были Славянами и что вообще уже в это время все страны на восток от Вислы и Карпат были заняты словенским населением, которое, судя по всему, заселяло часть Галичины, Волынь, Подолино и, кроме местностей по Припяти и верхнему течению Днепра, также, вероятно, и часть Западной Украины». В Лаврентьевской летописи, что особенно важно, тоже сказано, что Невры, или Нуры, Норци – «еже суть Славяне».

Это название сохранилось в ряде географических обозначений: местность между средним течением Вислы и Западного Буга до недавнего времени называлась Нурской землёй; в Галиции и Польше и сейчас встречаются такие названия рек и населённых мест, как Нуры, Нурец, Нур. О Неврах упоминает и Плиний, отмечая, что в их стране находятся истоки Днепра.

Название «невры» существовало задолго до начала нового летоисчисления и дошло до первых христианских летописцев. Потом Славяно-Ариев стали называть Венедами, о чём свидетельствуют Тацит, Плиний и Птолемей. Последний поставил Венедов в ряд «величайших племён», а Тацит сообщил, что они строят дома, употребляют щиты в бою и «охотно передвигаются пешком, причём быстро».

Иордан Готский в труде «О происхождении и деяниях Гетов» указывает, что у северного склона Карпат, «начиная от места рождения Вистулы (Вислы), на безмерных пространствах расположилось многолюдное племя Венетов. Хотя их наименования теперь меняются соответственно различным родам и местностям, всё же преимущественно они называются Склавинами и Антами. Склавины живут от города Новиетуна и озера, именуемого Мурсианским (озеро Балатон), до Данастра (Днестра), а на север до Висклы (Вислы). Анты же – сильнейшие из обоих племён – распространяются от Данастра до Данапра (Днепра), там, где Понтийское море образует излучину; эти реки удалены одна от другой на расстояние многих переходов»[7].

Велесова книга свидетельствует: «...несколько веков тому назад мы были Антами на Русской равнине, а в древности были Русами – и ныне пребываем ими». А вот что пишет академик А.А. Шахматов (1864-1920): «Славяне и Анты – это две отрасли некогда единого племени. Анты – восточная часть этого распавшегося племени. Всё, что мы знаем об Антах, с совершенной ясностью ведёт нас к признанию их восточными Славянами, следовательно, предками Русских».

Тацит говорит, что Германцы ещё не знали городов, тогда как Славяне имели их во множестве. Константин Багрянородный пишет, что Славяне на землях нынешней Германии ещё задолго до призвания варягов имели укреплённые и многолюдные города, каждый из которых был обнесён рвом, валом и палисадами. В 866 году они уже насчитывали у Славян до 4000 городов: Унны-Россы имели 148 городов, Великоруссы – 180, Савейские Руссы – 212, Хазары-Руссы – 250. Классен дополняет: Бужане имели 231 город, Волыняне – 70, Нареване – 78, а Оуличи – 318. Иордан Готский в VI веке пишет, что в 350 году Новгород был покорён Готами, а это значит, что за 500 лет до призвания варягов Новгород уже был укреплённым городом.

По летописным данным видно, что все значительные города России процветали задолго до христианства. Скандинавы называли Ryszaland, то есть землю Руссов, Россию – «Gaardarikr», то есть государством, из городов состоящим, ибо «Gaarda» – города, «rikr» – царство. Побудить Скандинавов дать России такое название могло лишь их удивление перед тем, чего у них самих не было, то есть перед обилием укреплённых городов. Что касается Скандинавии, то она в то время называлась Скотланд (т.е. «скотская земля»).

В статье «Были и небылицы о древней Руси» Л.Н. Рыжков (см. сборник «Мифы древних славян») утверждает, что «...вплоть до границ нынешней Франции разливалось славянское «море» единого этноса, говорившего на почти едином языке, не испорченном ещё немецкими, турецкими, джунгарскими, арабскими и другими завоевателями. Лейпциг в те времена назывался Липском и был центром славянской области Лужичан, потомки которых живут там и поныне. Дрезден был Дроздянами, Мейсен – Мишнами, Мерзебург – Межибором, а населяли все эти земли – Нишане, Мильчане, Седличане, Дечане и Хутичи; а на севере знаменитый Бранденбург величался Бранибором – центром обширных славянских княжеств, которые были завоёваны Немцами лишь в середине XII века. Это всё – в границах нынешней Германии, не говоря уже о Польше. А далее, на юг, вплоть до Червонной (Красной) Руси, вошедшей в состав государства Русь в 981 году, простиралась Великоморавская держава Славян, которая до сих пор Украинцами называется Угорщиной, а тогда на берегу Дуная стояли Вышеград и Новгород, Печи (современный Пешт). Эта область Венгрии, вплоть до 1400-1600 годов называлась Новоградом. Хунгары (Джунгары, Уйгуры) завоевали и стали порабощать эту страну только в X веке. А ещё южнее была Валахия и Болгарское царство. Даже Австрия (Острия), ещё не подвергавшаяся к тому времени глубокой германизации, управлялась славянскими князьями, с городами Виндебож (Вена), Светла (Цвель), Ракоусы и др...

...можно со всей определённостью сказать, что единый народ славянский в I веке был, причём не разделённый ещё на западных, восточных и южных, а единый этнос Венедов-Славян, назывался так по культу Венеры-Лады и оставил по всей Европе топонимические следы от нашей Ладоги до швейцарских «ладинов»: Вена, Венев, Венгрия, Иена, Венерн, Венессен, Венло, Венето, Венсенн, Ладенбург, Ладога... В Голландии жили Ингвеоны (Junge Waonen), на острове озера Маларсее – «Малая Россия» (Malarsee) жили Венды (Wendel), во Франции были Вендеи (Wendaern), в Германии (в Шпреевальде) до сих пор ещё живут Венеды (Wenden), которые как венецианцы ездят на чёрных челнах. В современном скандинавском языке «van» – «вен» означает «друг», в немецком «die Wonne» – блаженство, «das Wunder» – чудо. Немцы, переименовав славянскую Венеру в Фрею, обозначили её именем многие положительные понятия: женщина (die Frau), свободный (frei), свежий (frisch), храбрый (frech), благочестивый (fromm), весна (fruhling), радость (freude), друг (freund), мир (friede), плод (frucht). От культа Венеры у Россиян-Венедов остался «обряд венчания». «Именно под этим именем – «Венеды», – продолжает Рыжков, – как раз в I веке упоминает Славян римский историк Плиний, не разделяя пока их на западных – «Венедов» и восточных Славян античности – «Антов». Более того, Венера в Древнем Риме почиталась как прародительница римского народа, а Рим основал сын Венеры – троянец Эней, спасшийся после разгрома Трои. Слог Aen в латинском написании Энея – Aenea – правильно читать как Ven (Вен), и мы тогда получим для Энея прочтение «Веней», для Энейцев – «Венеды» (Aeneadae), а для поэмы Вергилия «Энеида» – «Венеида». По аналогии слово «храм» прозвучит как «ведес» (aedes), «воздух» – как «веер» (aer), а знаменитый латинский «эфир» (aether) – как «ветер». И нас не будет уже удивлять, почему «по-древнеримски» топор – это «секира» (от глагола «сечь»), а пастух - «пастор» (от глагола «пасти»); латинский «окулист» – от слова «око», а «юстиция» – от слов «уставить, устав, уста». Станет понятным, почему абсолютно сходно с русским языком звучат латинские глаголы «вертеть», «волить», «видеть», «орати» (пахать) и так далее...»[8].

Древняя Эллада была, мягко говоря, умственным нахлебником Славян, но, называя их Скифами и варварами, тщательно это скрывала. Е.И. Классен пишет: «Главное племя Мизии и Македонии состояло из Славян. Страна их называлась Славинею. Самыми первыми поселенцами этой страны были Пеласги, которые, по несомненным доводам г. Черткова в его исследовании пеласго-фракийских племён, оказались также Славянами.

Дальнейшим подтверждением того, что Македонцы действительно были Славянами, пусть послужит следующее: после падения Македонского царства, около 320 года до Р.Х., часть македонцев переселилась к Балтийскому морю и основала свои новые жилища под названием Бодричей, сохранивших до самого падения своего герб Александра Македонского, изображающий Буцефала и грифа. А вскоре после того одна часть их снова переселилась на Ильмень и Ловать»[9].

Эти свидетельства заимствованы из трудов греческих и римских летописцев, и из Илиады. Греки называют Троян, Македонцев и Фригиян Фракийцами, да и сами Трояне так же называли себя, а вместе с тем и подвластных себе Фракийцев и союзных Македонцев. Кроме того, имея данные Классена, ссылающегося на Ф.М. Апендини, о том, что Фракийцы и Македонцы говорили на славянском языке, имея подробнейшие выводы А.Д. Черткова о пеласго-фракийском племени, мы утверждаем несомненно, что Фракийцы были Славянами, следовательно, и Троянцы – также. В троянских владениях была река Рса или Раса. Везде, где оседали Руссы, мы находим реки этого имени. Нынешний Аракс есть древняя Рса; в описаниях того времени здесь обозначена страна Рось и народ того же имени, названный впоследствии Скифами. Аракс назывался Арабами Эль-Рас; Монголами – Орсай и Расха; Греками – Раса и Орос. Волга тоже называлась Рсою, когда подвинулись к ней из-за Каспийского моря Руссы и Унны. Это же имя сохранила река Руса или Порусье в Новгородской области, где находилась Русь днепровская или Поросяне; Русское море или Чёрное, где была Русь чёрная; река Руса в Моравии, где сидят и теперь Русняки; река Руса, составляющая правый рукав Мемеля или Немана, по которой сидела, по всему её течению, Русь алаунская, дошедшая до взморья и распространившаяся по нему налево до Руси, что ныне Фриш-Гаф (Пифеяс), а направо – по всему заливу, где названа она поморскою.

Песне о полку Игореве - Игориада, Илиада

Классен обращается ещё к одному древнему источникусведений. В известной «Песне о полку Игореве» говорится: «О Бояне, соловью старого времени! Абы ты сиа пльки ущекотал, скача славию по мыслену древу, летая умом под облакы, свивая славы оба пола сего времени, рища в тропу Трояню чрез поля и горы».

Из этого отрывка мы узнаём следующее:

  1. Что певец Игоревых полков называет какого-то Бояна соловьём старого времени, то есть певцом давно минувших времен Следовательно, Боян либо описывал древние события, либо сам принадлежал к числу древних поэтов.
  2. Следующие строки: «Скача славию по мыслену древу» и «Боян бо вещий аще кому хотяше песнь творити, то растекашеся мыслию по древу» переводятся на современный язык соответственно как «скача соловьем по мысленному древу» и «Боян, возжелав воспеть кого-либо, растекался мыслию по древу». Что же здесь подразумевается под словом «древо»? Нет сомнения, что это слово не представляет собой красноречивое преувеличение, а есть простое указание на то, что Боян писал ещё до изобретения папируса, а потому пользовался, по тогдашнему обыкновению, деревянными дощечками, на каких писали некогда и Руссы, по свидетельствам Ибн-Эль-Недима и на которых была записана Велесова книга. Следовательно, Боян был древним поэтом, ибо писал, скорее всего, «чертами и резами», то есть славянской руницей.
  3. Далее мы находим в тексте Игориады: «А бы ты сия пльки ущекотал,.. рища в тропу Трояню». Это значит: «Если б ты воспел полки Игоревы, ты бы так же

воспел их, как и войну Троянскую». Но у нас из стихотворений о Трое только и есть одна Илиада, и мы можем не только предположить, но и утвердительно заключить, что Илиаду писал Боян. Далее Классен считает ошибочным заключение историка Н.М. Карамзина (1766-1826) о том, что слова «в тропу Трояню» означают: in via Trajani – «в путь Троянов». Можно ли что-то воспеть в чей бы то ни было путь? Поют в склад и лад другого, но не в путь. Да и дальнейший текст Игориады «вступила (обида) девою на землю Трояню» ясно говорит нам, что речь идет об Илионе...

Спрашиваем опять: не был ли Боян только переводчиком Илиады? На это нам отвечает текст Игориады в двух местах: нет. Выражение «летая умом под облакы» – ясно говорит нам, что Боян, сочиняя, возносился умом до облаков, чего переводчику делать не нужно, когда мысли уже лежат пред ним готовые и нужны только слова для перевода их.

Строки «Боян же вещий не 10 соколов на стадо лебедей пущаше, но свои вещие персты на живая струны вскладаше, они же сами князем славу рокотаху» – свидетельствует, в свою очередь, что Боян был вдохновенным поэтом, что ему нужны были для сочинения не силы вещественные, а воодушевление, и тогда струны под его перстами сами славили князя.

На вопрос: на каком языке была первоначально написана Илиада – решительно отвечаем: не на греческом, ибо Ликург (IX-VIII в. до н.э.) нашел первые 8 её песен в Кеми, городе троянском, построенном после падения Трои. Почему же Греки в продолжение трёх столетий от покорения Трои не знали об этом сочинении, неужели оно могло так долго укрываться от них, если было их собственное?

Семь греческих городов спорили о местонахождении автора Илиады, но потому только, что в каждом из них найдено по несколько вариантов тех же кемеянских или кемских песен, которые могли легко попасть туда из Кеми, оказавшейся впоследствии во власти Греков.

Следовательно, Боян или Омир (вымышленное имя, коим подписана Илиада) был Кемеянином, что подтверждают и сами Греки, говоря, что слово «омир» не есть имя певца, а означает на кемеянском языке слепца. Это, в свою очередь, говорит о том, что Илиада изначально была написана не на греческом языке, иначе иностранное для Греков слово, означающее не более как слепца, не могло появиться в качестве имени сочинителя. Поставив в один ряд со всеми этими доводами иные – присво- енные Греками в пользу своей истории – сведения в нейтральное положение, продолжим наши выводы.

Наименование Кеми, место рождения Илиады, не только не чуждо славянскому миру, но повторяется и в самой России в разных местах, например: Кемино – городок в познанском округе; Кемтендей – река в Иркутске; Кемь-город на севере Карелии; озеро Кемское, речка Кемь и несколько деревень того же имени в округе.

Теперь вернёмся к Игориаде. Далее мы в ней читаем: «Чили воспети было вещий Бояне, Велесов внуче». Здесь сочинитель Игориады называет Бояна, певца Илиады, Велесовым внуком. Но Велес был божеством у Руссов. Спрашиваем: может ли грек, или вообще иностранец, быть названным внуком славянского божества, особенно тогда, когда Греки имели постоянные распри с Руссами и прочими Славянами? Нет, не может. Поэтому певец Илиады, то есть Боян, должен был быть Руссом.

Далее в Игориаде мы читаем: «Уже бо братие, не весёлая година встала! Уже пустыни силу покрыли. Встала обида в силах Дажь-бога внука, вступила (обида) девою на землю Трояню, всплескала лебедиными крылами на синем море, у Дона плещучи; убуди жирня времена. Усобица князем на поганыя погибе, рекота бо брат брату: се мое, а то мое же; и начаша Князи про малое се великое мльвити, а сами на себе крамолу ковати; а погани с всех стран прихождаху с победами на землю Русскую». Здесь сказитель говорит о тяжких временах, о том, что пустыни покрыли те места, где прежде процветала сила народная. Но что же он причисляет к пустыням? На это он ясно отвечает: «Землю Трояню, окрестности синего моря и протяжение вдоль Дона», то есть троянскую и русскую земли. Что прибрежья синего моря были некогда заселены Славяно-Руссами, явствует уже из преданий, сохранившихся в народных песнях и сказках, переносящих весь быт Славяно-Арийского востока на синее море, подобно тому, как Славяно-Арийский западсосредотачивается по Дунаю. Спрашиваем: что заставило его поставить Трою в один ряд с Россией и даже назвать и ту, и другую страны силою Дажьбожьего внука, Славяно-Арийского божества?

Создатель Игориады признаёт Илион славянским и русским городом как истину, давно известную и несомненную. Трою и Русь населял не просто один и тот же народ, а один его род; следовательно, Руссы были Троянами и наоборот – Трояне были Руссами. Но многочисленные рода Руссов не могли вместиться в Трое, тогда как часть Руссов, очевидно, могла построить Илион. Прозвания: Трояне, Дардане, Тевкры, Фракийцы и Пеласги – не суть собственные имена народа, а только нарицательные, как мы видели выше. Следовательно, Руссы это название всего народа, заселявшего Трою.

Это подтверждается с ещё большей очевидностью тем, что Трояне и Руссы имели общие предания, однозвучные и часто одинаковые имена, одинаковое оружие, обряды и обычаи. Далее творец Игориады говорит, в каком виде вступила «обида» в земли русские: в Трою – девою; это намёк или на Гесиону, похищенную Гераклом, или на Елену, увлечённую Парисом; в Россию же она вступила притязаниями князей на доли в дележе на следий, как следствие их междоусобия. Здесь певец, соединяя Трою и Русь воедино, в один народ, горюет, приводя к одному знаменателю бедствия, его постигшие[10]. А вот что говорится в Велесовой книге: «...Индра шёл за нами, как шёл за отцами нашими на Ромеев в Трояновой земле»[10]. Это ещё раз заставляет нас сделать вывод, что в Троянских землях некогда проживали Руссы.

Завоеватели

П.А. Лукашевич (1809-1887) в своём исследовании «Чаромятие, или священный язык магов, волхвов и жрецов» пишет, что под ударами Монголов и Арабов погибли все Славяне Персии и Малой Азии, части Фракии и части Македонии. Дакия обезлюдела, а в Паннонию вкочевала калмыцкая, или монгольская, орда, ныне называющаяся Мадьярами. Славяно-Русские народы, богохранимые от всякой лжи и скверны, более, чем кто-либо, противоборствовали диким Монголам и прикрывали юго-запад Европы от истребления[11].

Полупросвещённые Немцы, выйдя из тёмного угла Европы с помощью побеждённых ими Галлов, начали покорение Славян, пользуясь их раздорами, прельщая славянских царей и князей своей «верностью» и «усердием». Так что славянские владыки с большой охотой отдавали им свои обширные земли для заселения, которые новые поселенцы употребляли лишь для своей пользы, не делясь со Славянами ни крохой. И когда эти области подпадали под прямую власть Немцев, новые поселенцы становились деятельными помощниками в угнетении коренных народов, то есть Славян. В следствие этого Силезия совершенно онемечилась. Таким образом, начиная от пределов Голландии и обоих берегов Рейна, они продвигались далее и далее на Восток и в продолжение тысячелетия основали на славянских землях одну Праву (империю, Kaiserthum), четыре королевства и множество мелких владений. Становление Византии и Царьграда как столицы и средоточия Римской Правы, положило начало разъединению азиатских и европейских Славян.

О былой величине земли Российской до её захвата иудохристианами можно судить по словам Светослава Хоробре, которые он говорил «в лето 6477 (960 г.)» своей матери и боярам своим: «Не любо ми есть в Киеве быти, хочу жити в Переяславци на Дунаи, яко то есть середа земли моей, яко ту вся благая сходятся: от Грек злато, поволоки, вина и овощевыя разноличныя, из Чех же, из Угорь сребро и комони...» Промышленность Славян опережала промыслы других народов. Так, по свидетельству Климента Александрийского (II в.), прежде всех изобрели сталь Норопы или Норичи, жившие в Нанонии. В саксонском горном календаре на 1783 год сказано, что Славяне первыми начали обрабатывать руду и им принадлежали все первые горные разработки. Классен сообщает, что в Мекленбурге (древнем Микилине), на южной стороне Толленского озера, в Приливце (ныне Прильвиц) найдены медные изображения Славяно- Арийских божеств; следовательно, Славяно-Арии занимались не одними горными разработками, но и плавильным и литейным искусствами.

Уровень ремесленичества древних Славян

Создатель жизнеописания св. Оттона говорит о четырёх славянских храмах, стоявших в Штеттине до нашествия иудохристианства. Главный из них отличался своим строением и внутренним убранством, будучи украшен изображениями людей, птиц, зверей, столь сходных с натурой, что они казались живыми. Краски на стенах храма не смывались дождём, не бледнели и не тускнели. Спрашивается: существовало ли это искусство – сохранять свежесть красок на наружных стенах – где-либо в Европе у других народов, почитающих себя находящимися в зените просвещения? Нестор как добросовестный инок называет Новгородские владения «всем обильными»; что же он подразумевал под обилием? Не леса и земли, разумеется, но всё то, что дают промышленность и торговля.

Уровень развития торговли древних Славян

Торговля у Славяно-Руссов была развита в совершенстве. Классен пишет, что в Европейской Сарматии Славяне имели четыре торговых вольных области: Винетскую или Волынскую (Wolini, Waloini, Vulini), Псковскую (Pcukini), Новгородскую и Бугскую (Budini). Первая находилась на острове Винет (ныне Готланд), называвшемся также Волин (Wolin – вольный). На острове был город, названный германцами Винетою, который именовался Выжба (ныне Wisbu).

Гельмольд, почти современник Нестора, пишет, что Винета славилась всякого рода торговлей, к ней стекались народы всех стран, и она почиталась многолюднейшим в Европе городом. Действительно, на острове Готланд до XVII века сохранилось предание о том, что с востока, по Волге, доставлялись туда товары индийские, персидские и арабские. Не удивительно, что название Волги надолго осталось в памяти живущих на острове, ибо на Готланде и теперь есть река по имени Волжица. Возможно, Венеты сами когда-либо жили на Волге и, памятуя о том, назвали свою речонку Волжицею. Возможно и то, что, применяясь к пословице (до которых Славяне большие охотники) «с моря да на лужицу», они хотели отметить, что товар идёт с Волги да на Волжицу.

Древняя Винета или Выжба была разрушена в 1177 году датским королем Вальдемаром и, не имея возможности достижения прежнего величия, вынуждена была войти в союз с Ганзою. Свено Агонис, скандинавский писатель-учёный XII века, называет её Hunisburg (городом Гуннов), а северогерманский летописец Адам Бременский – скифским городом. Это новые подтверждения того, что Винета была славянским городом.

Новгородские и Псковские земли были такими же торговыми областями: об этом говорят наши русские летописи и последующее участие этих городов в Ганзейском союзе, а также упоминавшийся торговый путь в Винету через Волгу, следовательно, и через Новгород. Кроме того, есть сведения некоторых византийских летописцев, что Новгород ещё в VI веке славился особенным богатством, чего без торговли быть не могло. Четвёртая область была на Буге, у южных Будинов; она также называлась Волынской или Волинской. Её главный город Гелонь (по Геродоту) неизвестен в настоящее время. Ясно, что это была область, а не город, так как Дулебы, впоследствии присоединившиеся к ней, прозывались Волынянами (Нестор). Но так как сама торговля и торговые пути никогда не бывают постоянными, то такая же судьба постигает и области, и города. Волынская торговая область пала, по-видимому, прежде всех, потому что в летописях до Р.Х. нет её заметных следов. За ней последовали и все прочие.

Славяне вели непосредственную торговлю с Финикийцами. Это видно из того, что последние торговали, среди прочих предметов, и оловом, за которым ездили в Британию. Британия имела постоянные сношения с Винетой, а потому Финикийцы не могли упустить случая самим заполучить Винету в качестве торгового партнёра. Одно уже название фиников говорит нам, что Руссы, или, по крайней мере, Винеты имели прямую связь с Финикийцами: если бы Славяне получали этот плод от Скандинавов или Германцев, то им неоткуда было бы взять для него название, так как Немцы называют его даттель (Dattel), Датчане – даддель (Daddel), а Шведы – дадель (Dadel).

Греки уже за 700 лет до Р.Х. получили сведения о народе Руссов, торговавшем янтарем (Aost). Их они назвали Aost-Rsi, для отличия от прочих российских народов. Позднее это имя перешло уже в Ao-Rsi и Udi(Uti)-Rsi (так назывались у Греков Унны-Руссы, или просто Унны), а отсюда произошли имена: Adorsi, Attorsi, Attorozzi и прочие. Каждый летописец произносил их на свой лад. Не лишним будет пример, раскрывающий происхождение слова «безмен». Его считают скандинавским, а сам этот прибор – изобретением недавнего времени, но это ошибка. Безмен называется у скандинавов «Buszman», и нельзя найти подобного корня во всех наречиях германского происхождения. Но если бы кто-то вздумал разделить его на два слова – Bisz и Mann, то заставил бы только смеяться над собой, ибо Bisz или Biss – от beissen, кусать – значит укус; Mann – муж; можно ли из таких слов составить название для приспособления, употребляемого вместо весов? Славянский корень этого слова легко определить, стоит только само слово разделить на два, от существительного имени отделить предлог, и будет «без мен», то есть без мены, на деньги.

Очевидно, что Скандинавы сами заимствовали это слово у Славян, и что безмен ещё в давние времена изобрели Славяне. То же относится и к слову «бизнес», которое также не имеет корней ни в одном из других языков, кроме славянских наречий. Оно было перенято иностранцами у наших купцов, говоривших при неудачной сделке, что они остались «с носом», и в шутку ещё и показывавших, приставив большой палец руки к своему носу и раздвинув остальные пальцы, с каким именно носом, При удаче же говорили, что их торговля сделана «без носа», то есть с прибылью. Ныне же этой расхожей шуткой русских купцов пользуются, не ведая её шутливого происхождения, серьёзные торговцы всего мира.

Культура и нравственность древних Славян

Культура и нравственность Славян были на высоком уровне. Классен приводит много примеров, свидетельствующих, что «честь и слава были исходными точками всех действий этого великого народа», и для большего убеждения делает ещё и сравнение между германскими и славянскими народами. Он отмечает, что заря германского просвещения относится к VIII веку – временам Карломана. Но возьмите германское сочинение того времени и сравните его с переводом на славянский язык Евангелия, относящимся у Руссов к более древним против VIII века временам, и вы увидите, что славянская книжность, судя по развитию языка, его силе, красоте, богатству, полноте и звучности гораздо выше германской даже XVII века. А поскольку богатство языка приобретается от развития «умодеятельной жизни», то очевидно, что культура Славян развилась гораздо ранее германской. При этом множество слов, существующих у образованного славянского народа, заимствовали Скандинавы; это говорит о том, что Славяне были образованнее скандинавских народов.

Классен отмечает, что Славяне своих богов называли именами, «имеющими смысл на коренном славянском языке; а Скандинавы заимствовали у них всю свою мифологию, прибавив к ней только имена Славян, ими же возведённых в достоинство богов. От этого скандинавские боги и жили все на горе Иде, то есть в древней Троянской Руси и в Асгарде, то есть у Азовского моря, между народами Азов или Язей». В Wanaheimr, то есть к Венетам (к числу которых принадлежали и новгородцы), ходили скандинавские герои и боговдохновлённые люди для изучения мудрости. Подтверждение этому можно найти в большей части скандинавских саг. Спрашивается: кто же у кого учился?

Жители Балтийского поморья – Венеты-Славяне, в 216 году до н.э. сильно теснимые Готами, должны были уступить им янтарные прииски и большую часть своих жилищ и волей-неволей куданибудь подвинуться. Но поскольку Венеты были торговым народом, то двигаться внутрь нынешней Германии (в земели, принадлежащие тогда Славянам) им было невыгодно, и они выбрали себе земли на северо-востоке от старых жилищ, поближе к торговому пути в Азию, начав селиться на Ильмене и Ловати (Птолемей). Вероятно, с того времени из-за значительного расстояния между этими двумя поселениями, разделились и их интересы, так что образовались две различные торговые области, какими мы их видим уже при появлении варягов. Поселенцы на Ловати образовали Псковскую общину (псковитяне были известны всем древним летописцам под именем Псукинов – «Pcucini»), а на Ильмене – Новгородскую (называвшуюся прежде Славянскою, а у Скандинавов – Венетскою).

Хотя впоследствии, а именно в 166 году н.э., Руссы (Roholani, Rohalani), пришедшие к янтарным берегам, и выгнали Готов с поморья (Птолемей), поселенцы на Ильмене и Ловати, в течение почти четырёх веков уже освоившиеся на своих новых местах, не искали прежних своих жилищ, а остались там, где торговля наградила их многими благами. Ильменские поселенцы построили город, названный Новгородом (это заставляет добросовестного летописца искать Старград). О нём мы узнаем только в IV веке, когда его громили Готы под предводительством своего атамана Эрмана. Новгородцы вновь были вытеснены и вынуждены были на этот раз двинуться внутрь России.

Историки напрасно называют готских владык королями и царями. Сами Готы называли их словом «Rzik», произносившимся как «рик» и означающим не короля, не царя, а нечто, соответствующее казацкому «атаман» или «гетман». Историки делают ошибку, прибавляя к концу их имён слово «рик», как, например, король Эрманрик, король Гильнерик, что означает: король Эрман-гетман, король Гильне-гетман.

Во время переселения Венетов на Ильмень и Ловать опустело несколько славянских городов близ Балтийского поморья, слывших под названием «Градек», а впоследствии прозванных Старыми Городами (Старград – ныне Stargard). Это доказывает, что город, построенный Славянами на Ильмене, назван Новым Градом для отличия от оставленного ими, и потому прозванного тогда же Старым Градом, или Старградом.

Так как Славяне строили деревянные города, что делалось весьма скоро, то нет сомнения, что Новгород был построен при самом начале переселения Славян на Ильмень, и его возникновение должно относиться к тому же времени, то есть к 216 году до н.э. Из этого следует, что Новгород был построен за 1098 лет до призвания варягов.

Со времени своего основания Новгород вёл торговлю, которая бурно развивалась. Вследствие чего знаменитейший торговый город Винета (Выжба) не мог, по своему отдалению от торгового пути, шедшего через Россию, соперничать с ним. В Винете торговля стала постепенно замирать, и, наконец, город до того обезсилел, что в 1171 году не мог противостоять Датчанам, совершенно его разорившим.

Немецкие летописцы пишут, что Винета на Волыни была в V веке величайшим и богатейшим городом, в котором можно было найти всё, что ни пожелаешь. Что был там даже вулканов горшок, называемый туземцами греческим огнём, что на пристанях его находилось всегда безчисленное множество кораблей всех народов, а в самом городе – полная веротерпимость, и что иностранцы не допускались только в светилище Волынцев; что жили в нём Венеды-Алане, Саксы и множество Греков. Из описаний этого города явствует, что торговля и промышленность были в этой стране на высоком уровне развития, а искусства затмевали своим совершенством всё известное у других народов. Адам Бременский называет Винету в одном месте склавонским (славянским), а в другом – скифским городом; Свено Агонис – гуннским (Хуннинсбург). Занимавшееся Винетою пространство составляло около 20 квадратных верст. Её место, говорит Адам Бременский, за рекой Отдарою (Одер).

На скалистом острове Рюген, в русских сказаниях известном как остров Буян, находящемся у южного побережья Балтийского (Варяжского) моря, располагались ещё два могущественных по тому времени славянских города – Ретра и Аркона. Островитяне на протяжение веков успешно боролись с Немцами и Датчанами, отбиваясь от христианизации, ибо рюгеновские храмы (от славянского «храны» – хранилища) были посвещены Всевышнему БогуСварогу и Сварожичам[12]богам Солнца, Света и Огня. Сварожичи носили разные имена: Хорс, Дажьбог, Свентовит, Радегаст, Белбог, Перун, но представляли, в сущности, одну светоносную силу – Единого Всевышнего Бога (Изначальный Свет – Ра). Особенно прославились два храма, посвещённые Радегасту (Рад гостю) и Свентовиту (Свету – победителю). Храм Радегаста в Ретре описан Дитмаром Мерзебургским и Адамом Бременским, а храм Свентовита в Арконе пространно описан Саксоном Грамматиком. В борьбе с Немцами и Датчанами в XI веке Ретра ослабела, а Аркона возвысилась, особенно при короле Курко (1066- 1105), когда Аркона стала политическим и духовным центром всех островитян. Саксон Грамматик, датский летописец XII века, нарисовал следующую картину.

Посреди городской площади Арконы возвышался великолепный деревянный храм, искусно украшенный резьбой и лепниной. Внутри храма, увешанного до самого пола коврами, стоял большой, выше человеческого роста, куммир – изваяние Свентовита – Духовного Отца всего мироздания. В правой руке он держал рог, сделанный из различных металлов, наполненный вином, а левая рука упиралась в бок. Он был одет в длинные одежды, ниспадающие до бёдер, которые были составлены из различных пород деревьев и так искусно были соединены с коленами, что только при пристальном рассматривании можно было различить соединения; ступни находились наравне с землёй и опирались на скрытое под полом основание здания. Подле куммира лежали узда, седло и меч огромной величины с отличной серебряной отделкой. Изваяние охраняла гвардия из трёхсот конных воинов и стольких же пеших стрелков. При куммире хранились большие сокровища и находился белый конь, за которым ухаживал жрец. Славяне считали, что на этом коне ездит в неурочное время сам Свентовит и сражается со своими неприятелями. Конь служил также для прорицаний. Рюгенцы верили, что через свещенного коня Свентовит выражает свою волю. Если конь, перешагивая через копья, поднимал прежде правую ногу, то считалось, что Свентовит благословляет на то или иное задуманное предприятие, например, начало военных действий. Если же конь ступал левой ногою, то предприятие откладывалось.

При храме хранились воинские знамёна. Свентовит был покровителем искусства и торговли, и любой заезжий купец мог приступить к торгам, заплатив жрецам Свентовита определённую плату.

Жрецы храма обладали большими сокровищами и пользовались исключительным влиянием. Вся общественная власть находилась под их наблюдением, и никто не осмеливался предпринять ни одного шага, не испросив на то божественного благословения. В честь Свентовита ежегодно проводился торжественный праздник. Вскоре после жатвы перед храмом собирались жители острова и приносили благодарственные жертвы. Жрец Свентовита, который вопреки обыкновению жителей не стригся и не брился, на виду у всех брал рог из рук куммира: если он находил, что вина убыло или испарилось больше, чем предполагалось, то он возвещал безплодный год и повелевал беречь хлеб; если вино в роге стояло на нужном уровне, то предсказывался плодородный год, и хлеб можно было употреблять, не заботясь о запасах. Затем жрец выливал старое вино к ногам изваяния, наполнял рог новым вином, чтил Свентовита и произносил речь, в которой желал себе и гражданам счастья, умножения богатства и побед отечеству, осушал рог, наполнял его вновь и передавал в руки куммира. На этом празднике пекли круглый, сладкий, необыкновенной величины пирог. Жрец ставил его между собой и народом и спрашивал, видят ли его присутствующие, и если ему отвечали, что видят, жрец говорил, что хотел бы, чтобы следующий год был так плодороден, чтобы его за пирогом совсем не было видно. В заключение верховный жрец приветствовал народ именем Всевышнего, убеждал всех ревностно приносить жертвы и обещал за это непреложную победу на суше и на море. Богослужение завершалось свещенным пиром, на котором ели и пили без всякой меры, так как умеренность на этом пиру, по словам Саксона Грамматика, принималась за обиду божества. Для содержания храма каждый житель давал монету. Кроме того, храму выделялась третья часть военной добычи. Приносили дары Свентовиту и жители других Славяно-Арийских земель. Так, например, король по имени Свенон преподнёс куммиру золотую чашу. Свентовиту предназначались и богатства, добытые на войне личной охраной куммира, и богатства эти, по свидетельству Саксона, были немалые.

Саксон Грамматик высказал предположение, что поклонение святому Виту происходит от Свентовита. Это предположение поддерживал знаток славянских древностей Шафарик. Корень «вит» означает достоинство человеческой природы. Отсюда – витязь, витяжество (победа), вития (красноречие, мудрость). Следователь но, Свентовит буквально означает «свет-победитель», а если учесть, что корень «вит» имеет ещё одно значение – такое же, как и санскритское viti, означающее «свет», то выходит «свет-светов», что напоминает известные словосочетания «свят-свят» или «светлым - светло».

Дитмар Мерзебургский, как уже упоминалось, описал храм Радегаста в городе Ретре. В этом храме, по его свидетельству, стояли вооружённые боги, исчерченные таинственными письменами. Посреди всех стояло главное изваяние Радегаста, которого немецкий летописец прямо называет Сварожичем. Обряды, связанные с почитанием Радегаста-Сварожича, мало чем отличаются от арконских. Здесь также хранились воинские знамёна, богатства и дары, и был свещенный конь-прорицатель. Как и арконцы, ретари в затруднительных случаях прибегали к волхованию и жребию (от слова «жеребец»), выводя на круг свещенного коня и внимательно следя, как он пройдет сквозь воткнутые в землю копья. О красоте и великолепии славянских храмов в те времена ходили по миру легенды. Одну из них поведал нам знаменитый араб- ский путешественник и писатель X века Абуль-Хасан Али ибн-Хусейн, известный как Аль-Масуди. В одном из своих сочинений под названием «Золотые луга» он описывает славянские культовые сооружения, расположенные, как правило, на возвышенных местах среди живописной природы и отличающиеся как снаружи, так и изнутри необыкновенной красотой. Наружные стены Славяно-Арийских храмов украшались резными изображениями, а внутренние – пурпурными коврами искусной выделки. В храме хранилось много рогов, покрытых резьбою, золотая и серебряная утварь, жертвенные чаши, тарелки, ножи, колокола и прочее. Описывая храмы, Аль-Масуди сообщает:

«В славянских краях были здания, почитаемые ими. Между другими было у них одно здание на горе, о которой писали учёные, что она одна из самых высоких гор в мире. Об этом здании существует рассказ о качестве его постройки, о расположении разнородных его камней и различных их цветах, об отверстиях, сделанных в верхней его части, о том, что построено в этих отверстиях для наблюдения над восходом солнца, о положенных туда драгоценных камнях и знаках, отмеченных в нём, которые указывают на будущие события и предостерегают от происшествий пред их осуществлением, о раздающихся в верхней его части звуках и о том, что постигается при слушании этих звуков... Ещё другое здание имели они на горе, окружённое морским рукавом; оно было построено из красного коралла и зелёного смарагда. В его середине находится большой купол, под которым находится идол, коего члены сделаны из драгоценных камней четырёх родов: зеленого хризолита, красного яхонта, жёлтого сердолика и белого хрусталя; голова же его из червонного золота. Насупротив его находится другой идол в образе девицы, которая приносит ему жертвы и ладан»[13] .

В круге Славяно-Арийских богов свет, солнце, огонь олицетворяли ещё два СварожичаХорс и Перун. Связь Перуна со светоносным началом не подлежит никакому сомнению. Об этом свидетельствует само название божества, указывающее на огонь. Корень слова «pier», «pur» во многих языках, в том числе греческом, литовском и ряде славянских означает огонь, при этом ещё Платон (427-347 до н.э.) утверждал, что греческое «pur» заимствовано у Скифов, то есть Славяно-Ариев. Что же касается Хорса, то и его связь со светоносным началом очевидна. Славянский корень «хор»-«хар» означает средоточие, круг, равновесие – отсюда хоровод, хоромы, хороший, хоругвь, характер, знахарь и т.д.; в буквальном же значении «хор» – это круг Солнца. С тем же значением корень «хор» перешел и в другие народы: в зендском (древнеперсидском) «хор» – Солнце; в еврейском «хархас» – блеск, сияние, «хархур» – воспаление, жар; в санскритском «hri» – творить, делать, производить; в индусских преданиях Харихара – божество, объединяющее в себе черты Вишну (Хари) и Шивы (Хара); в греческой мифологии Хариты – благодетельные богини, дочери Гелиоса и океаниды Эглы; в сказаниях монгольских народов Хормуста – верховное небесное божество; в ламаистской космологии Хормуста – главный среди 33 тенгри, пребывающих на вершине Сумеру и ведущих постоянную войну с демонами – выступает как народоводитель и ипостась громовержца.


По материалам книги А.В. Трехлебова "КОЩУНЫ ФИНИСТА"

ПРИЛОЖЕНИЕ

  1. М.И. Артамонов «Киммерийцы и скифы». Л., 1974.
  2. «Советский энциклопедический словарь». М., 1984.
  3. См. С. Лесной «История Руссов».
  4. Указ. соч. СПб., 1766.
  5. Е.И. Классен. Указ.соч.
  6. Указ. соч. 4.1. СПб., 1787.
  7. Указ. соч. М., 1960.
  8. «Мифы древних славян». М., 1993.
  9. Е.И. Классен. Указ. соч.
  10. 10,0 10,1 Велесова книга, с. 139. М., 1994.
  11. Указ. соч., с.2. Петроград, 1846.
  12. Подробнее о славянских богах будет сказано в гл. 5.
  13. А.Я. Гаркави «Сказания мусульманских писателей о Славянах и Русских». СПб., 1870.
Личные инструменты